V Международная конференция «Человек и электромагнитные поля», 23 – 27 мая 2016 года, г. Сарове (тезисы к сборнику конференции)

Дорохов В.Б., Блохин И.С.,  Арсеньев Г.Н.,  Шлепнев П.В.,

  1. ФГБУН Институт высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН, ул. Бутлерова д. 5а, г. Москва.  el. +7(495) 334-72-00;  fax.8(499)743-00-56; E-mail: vbdorokhov@mail.ru; 
  2. Инновационно-исследовательский центр «Алматы», Республика Казахстан,  г. Алматы;
  3. МГУ  имени М.В.Ломоносова, биологический факультет, г. Москва

Введение

Сон – это одна из основных потребностей человека. Функции бодрствующего мозга, реализация его когнитивных возможностей и эффективность человеческой деятельности зависят от количества и качества ежедневного ночного сна.   Использование фармакологических препаратов, вызывающих сон, или углубляющих его отдельные фазы может приводить к привыканию или серьезным побочным эффектам, поэтому  их длительное применение неприемлемо. Это делает актуальным поиск способов нефармакологического воздействия на механизмы сна. В неврологии в последнее время наблюдается повышенный интерес к возможностям воздействия на репаративные и когнитивные функции мозга путем неивазивной стимуляции мозга (non-invasive brain stimulation). Однако большинство видов транскраниальной неинвазивной стимуляции мозга (TMS, TСS, tACS, tDCS) являются контактными, требующими установки электродов на голове человека, а также неизвестна  безопасность длительного применения этих видов стимуляции. Нами показана возможность воздействия на качество сна путем слабой подпороговой низкочастотной электрокожной стимуляции руки во время глубокого дельта-сна человека, которая вызывала углубление и удлинение этой стадии сна [1].

Представляется перспективным  для коррекции нарушений сна использование бесконтактного дистанционного воздействия  слабых электромагнитных полей сверхнизкой частоты (ЭМП СНЧ), которые свободно проникают через ткани организма. Эти поля занимают особое место среди природных экологических факторов, и их генез связан с взаимодействием земной атмосферы  и Солнца.  В отличие от других  более высокочастотных  ЭМП,  примечательной особенностью диапазона ЭМП СНЧ является его совпадение с частотными характеристиками биоэлектрических потенциалов органов и тканей человека и животных, что позволило сформулировать представления о  возможности «резонансного» взаимодействия ЭМП СНЧ с живыми организмами.

Анализ литературы показывает, что почти все биологические системы, так или иначе  реагируют  на ЭМП СНЧ. Реагирует не только центральная нервная система (ЦНС), но и другие ЦНС-зависимые системы (сердечно-сосудистая, нейрогуморальная, иммунная и др.). Эти изменения, отличающиеся на 20-40% от уровня стационарного состояния, относят к классу адаптационно обратимых отклонений [2].

К настоящему времени имеются серьезные аргументы, указывающие на то, что периодические вариации естественных низкочастотных полей могут быть датчиками времени для биологических ритмов в широком диапазоне частот. Известно, что частота и интенсивность резонансных колебаний в полости Земля-ионосфера меняется в течение суток, т.к. на солнечной стороне отражающий слой (слой Хевисайда) расположен ниже, чем ночной отражающий слой. Отношение послеполуденного максимума амплитуд к ночному минимуму составляет 5-10 раз. Паттерны соответствующих периодов в биологических системах и геофизических переменных совпадают. Анализ соответствующей литературы показывает [2,3, 4], что глобальные крупномасштабные электромагнитные возмущения приводят к изменению временной организации биологических систем. Надежно установлено, что искусственные поля в условиях лаборатории влияют на временную организацию.

В 1954 Von W. O. Schumann and H. Koenig [5] описали и предсказали образования стоячих ЭМП СНЧ (так называемый «Шумановский резонанс»), которые возникают в концентрической сферической полости, ограниченной поверхностью Земли и нижней ионосферой (атмосферики). Такой резонатор характеризуется двумя геометрическими параметрами – радиусом Земли и высотой ионосферы. С учетом конечной проводимости стенок и влияния магнитного поля Земли значения резонансных частот несколько изменяются и, как показали многочисленные наблюдения, отмечаются на частотах порядка 8, 14, 20,  26 Гц. Интерес к этим колебаниям обусловлен тем, что их частоты попадают в диапазон собственных колебаний биотоков мозга: α-ритма (8-13 Гц) и β-ритма (13-30 Гц) и поэтому могут быть биологически значимыми.

В работах Koenig с коллегами [6,7] было отмечено сходство частотных характеристик шумановских резонансов и электроэнцефалограммы (ЭЭГ) мозга человека. Этот  результат в последнее время, было подтверждено несколькими исследовательскими группами [8,9], которые  показали количественную корреляцию вариаций глобальных геомагнитных ЭМП колебаний частот Шумановского резонанса с локальными частотными  изменениями ритмов ЭЭГ мозга

В биоритмологических исследованиях Темурьянц с соавторами  [10,11] показано, что магнитное поле частотой 8 Гц индукцией 5 мкТл при ежедневном трехчасовом воздействии в течение 45 суток на животных приводило к сдвигу фазу инфрадианных (многосуточных) периодов разнообразных физиологических процессов. Данные факты связывают с изменениями временной организации биоритмов системных регуляторных процессов на уровне центральной и вегетативной нервной системы,  причем в зависимости от физиологического состояния организма может оказывать синхронизирующее или десинхронизирующее действие [12]. Обзор литературных данных о  взаимодействие биологических ритмов и низкочастотных МП приведен в работе [13].

Для систематизации имеющихся экспериментальных данных, их сопоставления и сравнения важно знать зависимость биологических эффектов от параметров ЭМП. В полном виде эти зависимости остаются пока неизученными, однако можно выделить основные параметры ЭМП СНЧ: частота, интенсивность, форма сигнала и продолжительность экспозиции. Одной из главных характеристик ЭМП СНЧ является наличие частотных и амплитудных окон, диапазоны которых на клеточном, органном, тканевом и организменном уровнях в основном совпадают. Следует подчеркнуть,  что биологические  эффекты ЭМП СНЧ могут наблюдаться при очень низких значениях интенсивностей, причем для каждой биоактивной частоты ЭМП («частотные окна») существует своя оптимальная интенсивность – «амплитудные окна» [14]. В электромагнитной биологии четкого критерия «слабого» или «сильного» электромагнитного воздействия не существует в силу высокой чувствительности и нелинейности ответа живого организма на то или иное электромагнитное воздействие. Тем не менее, «слабыми» часто называют такие воздействия, которые не приводят к разогреву биологических тканей. Более точный критерий, который позволяет называть такие воздействия слабыми, - это величина энергии воздействия, которая по своему уровню не должна быть больше энергии, приходящейся на единицу степени свободы теплового движения простых молекул. Однако по отношению к низкочастотным магнитным полям применяют другие критерии «слабости». Очень часто «слабыми» называют такие низкочастотные магнитные поля, амплитуда которых ниже установленных предельно допустимых уровней для жилых и офисных помещений, в данном случае это диапазон ниже 100 микротесла. Для сравнения можно привести такие данные: средняя напряженность (индукция) постоянного магнитного поля Земли составляет приблизительно 50 микротесла, а амплитуда его медленных вариаций может достигать до 1 микротесла; уровень электромагнитного фона, создаваемого электротехническими устройствами в обычных помещениях, в которых проводятся эксперименты, находится в пределах от нескольких десятков до нескольких сотен нанотесла; уровень  электромагнитного фона на частотах Шумановского резонанса для электрической компоненты составляет десятые доли милливольта на метр, а для магнитной компоненты – доли-единицы нанотесла.  В настоящее время уже не вызывает сомнения тот факт, что ЭМП СНЧ, как и любого другого диапазона, может вызвать биологический ответ при очень низких значениях интенсивности – соответствующих нанотесловому и даже пикотесловому диапазонам. В работе  Chao Qin с соавторами [15] показано влияние ЭМП СНЧ частотой 0,839 – 0,952 Гц индукцией 3,4 пТл на восприятие болевых висцеральных стимулов. Известны работы R. Sandyk [16, 17], которая использовала ЭМП частотой 5 Гц и 7 Гц индукцией 7,5 пТл для лечения неврологических болезней: болезни Паркинсона, множественного склероза. Высокую терапевтическую активность используемого ЭМП СНЧ (способ запатентован) она связывает с оптимизацией деятельности эпифиза. Для эффективности восприятия электромагнитных полей существенное значение имеет форма сигнала. Так Лебедева [18] установила, что импульсные и сложномодулированные ЭМП СНЧ диапазона ощущаются человеком достоверно лучше, чем синусоидальные. Полагают, что наиболее эффективна форма спайка, напоминающая таковой при нервном возбуждении [4]. Продолжительность воздействия является важным фактором, определяющим величину и характер ответной реакции, развивающейся на действие слабых ЭМП. По данным Лебедевой [4, 18] время реакции при восприятии человеком ЭМП СНЧ диапазона, лежит в пределах 5-60 секунд. В других случаях не удается обнаружить ответной реакции ни через 3 часа, ни после 2-х кратных 3-х часовых экспозиций. Так, только после 3-х кратных 3-х часовых воздействий МП частотой 5 Гц снижается процент правильных реакций при реализации двигательного пищевого условного рефлекса [19]. При многократных воздействиях может развиваться адаптация к действию ЭМП СНЧ.

Все больше исследователей сталкивается с тем обстоятельством, что биологическая эффективность слабых ЭМП СНЧ зависит от времени суток, когда происходит воздействие. Так воздействие ЭМП СНЧ в дневное время [20], в начале темновой фазы [21] не влияло на синтез мелатонина в эпифизе, но экспозиция поля в середине и конце темновой фазы вызывала торможение синтеза гормона, которая сильнее выражена при экспозиции ЭМП в конце темновой фазы. Эти данные убедительно свидетельствуют об изменении магниточувствительности в течение суток, что обусловлено циркадианной ритмикой функционального состояния организма. Имеются сведения об изменении эффективности ЭМП СНЧ в различные сезоны года, то есть сезонной ритмики магниточувствительности: она возрастает весной и снижается в зимние месяцы [22].

До недавнего времени изменение освещенности считалось единственным и достаточным синхронизующим агентом. Однако в последнее время показано, что периодические вариации естественных низкочастотных полей также могут быть датчиками времени для биологических ритмов в широком диапазоне частот. Причем  имеются данные, что влияния ЭМП СНЧ на ритмические процессы, также как  изменения суточной  освещенности опосредуются  эпифизом. Показано, что ЭМП СНЧ различных характеристик ингибирует секрецию основного гормона эпифиза – мелатонина [23]

Таким образом, важным экологическим и  биотропным  фактором являются ЭМП СНЧ, причем особый интерес  представляют частоты Шумановского резонанса:8, 14, 20, и 26 Гц, частота и интенсивность которых  меняется в течение суток, и варьирует в зависимости  от состояния ионосферы, грозовой и солнечной активности. Наибольшей интенсивности эти ЭМП СНЧ, достигают днем, а ночью могут уменьшаться в 5-10 раз. Суточная вариабельность в диапазоне Шумановского резонанса, дает возможность предполагать, что  наряду с суточными   изменение освещенности, ЭМП с частотой Шумановского резонанса могут являться дополнительным синхронизующим и   хронобиологическим фактором, так как оба фактора связаны с наличием солнца днем и отсутствием его ночью.

Исходя из вышеизложенного, можно выдвинуть предположение, что воздействия на организм искусственных слабых ЭМП СНЧ в  диапазоне частот  Шумановского резонанса могут оказывать влияния на цикл  сон- бодрствования и таким образом служить терапевтическим агентом для коррекции нарушений цикла сон - бодрствования у неврологических больных, а также оказывать нормализующее воздействие на  людей с различными нарушения сна.

Целью исследования была разработка методологии анализа влияния искусственных слабых ЭМП СНЧ в  диапазоне Шумановского резонанса на циклы сна и бодрствования. В качестве объекта исследования выбраны  лабораторные мыши, с хронически вживленными мозговыми электродами, что позволяет в течении нескольких недель регистрировать полисомнограмму и количественно анализировать динамику цикла сон-бодрствования в фоне и при экспозиции ЭМП СНЧ. Такая форма эксперимента дает возможность  подобрать  наиболее эффективные частотные и амплитудные характеристики СНЧ ЭМП, а также оптимальное время и длительность воздействия.

В настоящее время проведено пилотное исследование в двух сериях на 16 мышах. Для  предъявления ЭМП СНЧ был использован сертифицированный прибор «Фараон-1», имеющий 4 интенсивности излучения на частоте 7,86  Гц. (Первая  гармоника Шумановского резонанса). В первой серии длительность экспозиции каждой интенсивности ЭМП была 24 часа (темное и светлое время суток), а во второй  12 часов (темное время суток), с предварительной 3 дневной регистрацией фоновой активности,  интервал между воздействиями  составлял 3 дня (также регистрировалась полисомнограмма). Общая длительность непрерывной регистрации полисомнограммы - не менее 20 дней.  Первая и вторая серии отличались временем и длительностью  воздействия и различной расстановкой боксов с мышами относительно генератора ЭМ поля.

Методика

Протокол экспериментов был одобрен этическим комитетом ИВНД и НФ РАН. Объект исследования: 16  мышей линии C57BL/6 (самцы); возраст – в 1 серии был  3-4 месяца, во 2 серии был 5-6 месяцев, вес животных  25-35 г. Под авертиновым наркозом вживляли хронические электроды для регистрации электроэнцефалограммы (ЭЭГ) неокортекса и электромиограммы (ЭМГ) заднешейных мышц.

Регистрация и анализ данных: Животных после операции помещали в небольшие индивидуальные боксы, снабженные высокочувствительными модульными видеокамерами, при световом режиме 12/12 (08-20 ч – яркий белый свет, 20-08 ч – слабый красный), температуре 24-260C и неограниченном доступе к воде и пище. По истечении недельного периода восстановления после операции начинали круглосуточную регистрацию полисомнограммы, включающей 2 канала ЭЭГ и запись механограммы двигательной активности, а также видеорегистрацию поведения животных. Каждое животное было подсоединено к входу миниатюрного телеметрического усилителя биопотенциалов (УБП, размером 30 . 25 . 4 мм и весом 5 г, со встроенным акселерометром), посредством гибкого кабеля и вращающегося карабина, закрепленного на потолке камеры, что не ограничивало свободу перемещений. Такая конструкция позволяла плате УБП свободно колебаться в трех плоскостях и регистрировать механограмму даже небольших движений мыши. ЭЭГ регистрировалась с частотой дискретизации 250 Гц, а двигательная активность – 50 Гц. Длительность эпохи анализа полисомнограммы составляла 20 с, для анализа длительности сна и бодрствования  использовалась полуавтоматическая программа, разработанная в нашей лаборатории  [24], позволяющая определять фазы сна и периоды бодрствования.

Экспериментальное воздействие: Для экспозиции СНЧ ЭМП использовали прибор «Фараон-1» (сертификат соответствия ГОСТ-Р № POCC RU.МЛ04.Н00407), имеющий 4 интенсивности излучения,  формирующий  импульсы на частоте 7,86 Гц. В приборе «Фараон-1» источником импульсного магнитного поля на частоте 7,86 Гц является катушка в форме "8", диаметр каждой петли d=30 см. В центре каждой петли амплитуда индукции магнитного поля при минимальном (первом) режиме интенсивности  равно B = 10 мкТл и B = 100 мкТл при максимальном (четвертом) режиме интенсивности .

Индивидуальные боксы с животными помещали в две звукоизолированные камеры, по 4 индивидуальных бокса в каждой камере (длина 125 см), с равными расстояниями межу боксами. Прибор «Фараон-1» помещался между этими двумя камерами, поле излучения было направлено симметрично в обе стороны. В первой и второй сериях камеры были  по-разному симметрично ориентированы относительно источника СНЧ ЭМП.  В первой серии камеры располагались относительно источника СНЧ ЭМП таким образом, что до 4 мышей  в каждой камере расстояние было соответственно: 45 см, 70см, 95см, 120см, а  во второй серии камеры были ориентированы параллельно, расстояние от источника ЭМП было для двух мышей - 45 см  и для двух мыше - 70 см.

Экспозиция ЭМП проводились по следующей временной схеме: в первой серии 1) фон- первые трое суток без воздействий; 2) ЭМП включались в 15 часов и длились 24 часа на 4,8,12,16 день от начала эксперимента. Во второй серии была такая же схема, но только длительность экспозиции поля была 12 часов (ЭМП включалось в 20 часов сразу после выключения света и выключалось в 8 часов до включения света).

Анализ данных. На основе подсчета ЭМ поля  для разных расстояний от генератора до мышей, результаты были объединены в две группы со сходной интенсивностью поля. Для каждой мыши в группе подсчитывалась медиана средней часовой доли количества сна, отдельно  за период 12 часов дня (8-20 ч.) и 12 часов ночи (20 – 8 ч.).  Длительность сна  при первичном анализе оценивалась суммарно, без разделения на медленноволновую и парадоксальную фазу сна. Сравнивались доли сна до стимуляции,  при стимуляции и через  1, 2 дня после окончания стимуляции. Проверка статистической значимости осуществлялась по критерию Манна-Уитни. По техническим причинам результаты были получены для 12 из 16 мышей. В связи с большим объемом данных проведен только предварительный анализ данных ЭЭГ сна и бодрствования - длительность сна  оценивалась суммарно, без разделения на медленноволновую и парадоксальную стадии сна.

Результаты

Показано, что в первой группе мышей для  ЭМ поля  меньшей интенсивности наблюдалось достоверное увеличение доли сна в дневной период (период покоя) в день стимуляции и  через день после окончания стимуляции. Доля сна ночью (период активности) показывает высокую индивидуальную вариабельность и не обнаруживает достоверных различий. Мыши ночные животные - ночью они более активны

Во  второй группе мышей с полем  большей интенсивности, результаты  были менее однозначные и у разных мышей имели разнонаправленный  характер.

Обсуждение

Полученные результаты пилотного исследования показали наличие эффекта воздействия слабым импульсным ЭМП СНЧ с частотой 7,86 Гц. (первой  гармоника Шумановского резонанса) на количественные характеристики цикла  сон- бодрствования у мышей.  Разработана методика многодневной регистрации нейрофизиологических и поведенческих показателей цикла сна и бодрствования одновременно у многих особей. Регистрация ЭЭГ позволяет проводить анализ длительности и чередования разных стадий сна и бодрствования, механограмма движений по показателям акселерометра дает возможность экспресс оценки двигательной активности животного, а видеорегистрация поведения  позволяет более тонко оценить поведенческие реакции, с учетом вертикальных и горизонтальных перемещений внутри индивидуального  экспериментального бокса. В связи с большим объемом данных требующего визуального анализа, к настоящему времени проведена только предварительная обработка результатов, анализ данных продолжается. В дальнейшем, исследование будет продолжено с поиском оптимальных параметров воздействия СНЧ ЭМ поля с частотами разных гармоник Шумановского резонанса. Будут изменяться  интенсивность, длительность  и время предъявления ЭМП.  Мы предполагаем, что предложенное нами подход перспективен  для разработки терапевтических методов на основе дистанционного воздействия ЭМП для оптимизации режима сна и бодрствования и лечения неврологических заболеваний различного генеза.

Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ № 15-06-10909а.

Список литературы:

  1. Индурский П А., Маркелов В. В., Шахнарович В. М., Дорохов В. Б. Низкочастотная электрокожная стимуляция кисти руки во время медленноволновой стадии ночного сна: физиологические и терапевтические эффекты. Физиология человека, 2013, т. 39, № 6, с. 91–105
  2. Кудряшов Ю.Б. Рубин А.Б Радиационная биофизика: сверхнизкочастотные электромагнитные излучения. Физматлит, 2014 г, 216 с.
  3. Мартынюк В. С., Владимирский Б. М., Темурьянц Н. А. Биологические ритмы и электромагнитные поля среды обитания . Бюл. ВСНЦ СО РАМН. 2007.  № 2 (54).  С. 143–146.
  4. Холодов Ю.А., Лебедева Н.Н. Реакции нервной системы человека на электромагнитные поля. М.: Наука, 1992.- 135 с.
  5. Schumann WO, Koenig H. Uber die Beobachtung von “atmospherics” bei geringsten Frequenzen. Naturwissenschaften 1954; 8:183–184.
  6. Konig HL, Ankermuller F. Uber den Einfluss besonders niederfrequenter eletrischer Vorgange in der Atmosphare auf den Menschen. Naturwissenschaften 1960; 21:486–490.
  7. Konig HL, Krueger AP, Lang S, Sonnig W. Biologic effects of environmental electromagnetism. Springer-Verlag: N.Y; 1981
  8. Saroka K S., Vares D. E., Persinger M. A. Similar Spectral Power Densities Within the Schumann Resonance and a Large population of Quantitative  Electroencephalographic Profiles: Supportive Evidence for Koenig and Pobachenko  PLOS ONE,  19, 2016  2 / 22
  9. Побаченко С.В., Колесник А.Г., Бородин А.С., Калюжин В.В. Сопряженность параметров энцефалограммы мозга человека и электромагнитных полей шумановского резонатора по данным мониторинговых исследований // Биофизика. 2006. Т. 51, в. 3. С. 534–538.
  10. Темурьянц Н.А., Макеев В.Б., Малыгина В.И. Влияние слабых ПеМП СНЧ на инфрадианную ритмику активности симпатоадреналовой системы крыс // Биофизика. 1992. – Т.37, вып. 4. – С. 653-655.
  11. Темурьянц Н.А., Чуян Е.Н., Шехоткин А.В. Инфрадианная ритмика функционального состояния нейтрофилов и лимфоцитов крови крыс с различными индивидуальными особенностями // Биофизика. 1995. Т. 40., № 5. – С.1121-1125.
  12. Григорьев П.Е., Мартынюк В.С., Темурьянц Н.А. Влияние переменного магнитного поля сверхнизкочастотного магнитного поля на синхронизацию ритмики физиологических процессов с электромагнитным фоном // Таврический медико-биологический вестник. – 2003. – Т. 7. - № 1. – С. 154 –158.
  13. Мартынюк В.С.,, Владимирский Б. М., Темурьянц Н. А. Биологические ритмы и электромагнитные поля среды обитания / В. С. // Бюл. ВСНЦ СО РАМН. – 2007. – № 2 (54). – С. 143–146.
  14. Zhadin M., Barnes F. Frequency and Amplitude Windows in the Combined Action of DC and Low Frequency AC Magnetic Fields on Ion Thermal Motion in Macromolecule Theoretical Analysis // Bioelectromagnetics. – 2005. – Vol. 26. – P. 323-330.
  15. Chao Qin, Evans J. M., Yamanashi W. S., Sherlang B. I., Foreman R. D. Effects on rats of low intensity and frequency electromagnetic field stimulation on thoracic spinal neurons receiving noxious cardiac and esophageal inputs // Neuromodulation. – 2005. – Vol. 8. – P. 79.
  16. Sandyk R., Derpapas K. Further observations on the unique efficacy of picoTesla range magnetic fields in Parkinson’s disease.  Int. J. Neuroscience. 1993.V.. 69, N. l-4. P. 167-183.
  17. Sandyk R. Rapid normalization of visual evoked potentials by picoTesla range magnetic fields in chronic progressive multiple sclerosis.  Int. J. Neuroscience. 1994. V. 77, N. 304. P. 243-59.
  18. Лебедева Н. Н. Реакции центральной нервной системы человека на электромагнитные поля с различными биотропными параметрами: Автореф. дис. … доктора биол. наук. – Москва, 1992. – 48с.
  19. Сидякин В. Г. Влияние глобальных экологических факторов на нервную систему. – Киев: Наукова думка, 1986. – 160 с.
  20. Welker H. A., Semm P., Willing R. P., et al. Effects of an artificial magnetic field on the serotonin N-acetyltransferesa activity and melatonin content of the rat pineal gland // Exp. Brain Res. – 1983 – Vol. 50. – P.426-432
  21. Yaga K., Reiter R. J., Manchester L. C., Nieves h., Sun J. H., Chen L. D. Pineal sensitivity to pulsed static magnetic fields changes during the photoperiod // Brain Res. Bull. – 1993. – Vol. 30. – P. 153-156
  22. Макеев В. Б. Экспериментальное исследование физиологического действия ЭМП инфранизкой частоты: Автореф. дис. … канд. биол. наук. – Симферополь, 1979. – 25 с.
  23. Темурьянц Н.А., Шехоткин А.В., Насилевич В.. Магниточувствительность эпифиза. «Биофизика» том 43, выпуск 5, 1998, стр. 761—765
  24. Манолов А.И., Ковальзон В. М., Украинцева Ю. В., Моисеенко Л.С., Дорохов В.Б. Зависимость точности автоматического выделения состояний сна и бодрствования у мышей от спектральных характеристик электроэнцефалограммы. Журн. высш. нерв. деят. 2015. Т. 65. № 6. С.601-607.


Учредители конференции: ФГУП "Российский федеральный ядерный центр - ВНИИ экспериментальной физики" (ФГУП "РФЯЦ-ВНИИЭФ"), Госкорпорация "Росатом".

23.05.2016 19:44

ИИЦ "АЛМАТЫ" © 2014-2016

БЦ Нурлы Тау (пр.Аль-Фараби, 17/1), блок 5В, 17 этаж